Нармин Ширалиева: «Театр переходит в категорию роскоши»

Thumb xl 20190125125208
Театрал

Телеведущая канала «Культура», общественный деятель, автор целого ряда фестивалей Нармин ШИРАЛИЕВА осенью назначена министром культуры Московской области. Теперь ей предстоит уже в ранге чиновника воплощать те проекты, которые начинала она будучи советником губернатора.

– Нармин Октаевна, наступает Год театра. Чем планируете удивлять избалованную публику Подмосковья?

– Мы пытались ответить на вопрос, для чего, собственно, в светлые головы пришла идея объявить Год театра, и решили, что у нас есть два магистральных направления. Под эти направления мы уже верстали программу мероприятий.

Может быть, я оптимистично смотрю на жизнь, но мне кажется, что у нас нет задачи популяризировать искусство театра. У нас был Год литературы. Литературу, скорее всего, нужно популяризировать, потому что люди стали меньше читать, а в театр, мне кажется, хорошо ходят. Я часто посещаю самые разные спектакли и не вижу пустых залов – ни в Москве, ни в области, ни в регионах.

Но все же, мне кажется, есть другая опасность. Театр переходит в категорию роскоши. В Москве, например, пойти молодому человеку с девушкой на какой-то нашумевший спектакль – это событие материально затратное. Есть целый ряд популярных дорогих спектаклей, каждый их показ по сути своей – статусное событие.

Короче говоря, для нашего региона задача Года театра – сделать лучшие спектакли доступными для широких слоев населения. Конечно, мы не изобретали велосипед. По сути, это те же самые, если угодно, Большие гастроли. Мы уже опробовали этот формат, когда трижды привозили спектакли в рамках губернаторской программы.

– Подмосковная афиша столичных театров?

– Совершенно верно. Мы привозим спектакль за счет областного бюджета и по социальным ценам продаем билеты. Самое главное в этом процессе не заработать деньги, а познакомить жителей области с творчеством москвичей.

Начинали мы такой опыт с Театром Джигарханяна. Тогда Армен Борисович сам приезжал и играл свой спектакль в Жуковском. У нас был замечательный опыт и с Театром Табакова. В рамках гастролей Олег Павлович встречался с губернатором Андреем Юрьевичем Воробьевым, они очень тепло друг к другу относились. Также замечательное сотрудничество сложилось с Олегом Меньшиковым, который привозил спектакли Театра им. Ермоловой в Серпухов. Почему в Серпухов? Потому что Олег Евгеньевич там родился. И хотя по факту прожил там всего лишь три дня своей жизни, место рождения навсегда вписано в его биографию.

Он привозил свои бенефисные спектакли – «Игроки» и «Оркестр мечты. Медь». Кроме того, был замечательный спектакль «Самая большая маленькая драма», в котором играли Владимир Андреев и Валентин Гафт. Это был абсолютный фурор, аншлаг.

– Проще говоря, у вас уже накоплен продуктивный опыт.

– Да, и в наступающем году мы будем продолжать эту традицию. Проведем, например, акцию памяти Олега Табакова: в гастролях будут участвовать постановки не только Театра Табакова, но и тех коллективов, которые возглавляют его ученики. Это и Театр им. Пушкина, и Театр Наций, и, я надеюсь, Московский Художественный театр, и Театр Олега Табакова. Сейчас мы ведем переговоры, формируем афишу.

– Далеко не каждый ДК по своим техническим параметрам способен принять репертуарный спектакль.

– Да, и поэтому, к сожалению, не все площадки мы можем использовать, но все же и те, что есть, – дают неплохой «географический охват».

– Вы сказали, что придерживаетесь двух направлений. Про первое, в принципе, все понятно. А второе? 

– Второе направление – образовательные программы. Они не сводятся к популяризации театра. Цель заключается в просветительстве. Многие ходят в театр, ничего не зная о Станиславском, о славных именах русской и мировой сцены. И даже культура поведения подчас оставляет желать лучшего.

Маленьким зрителям нужно разъяснять, почему нельзя, например, шуршать фантиком и прихлебывать какой-то напиток. Мы хотим внедрить театральные уроки – опробовать такой формат в школах искусств, и в этом нам помогут наши славные вузы, прежде всего, ГИТИС и Школа-студия МХАТ.

– В Московской области много театров. Одни из них на слуху, как скажем, театр «ФЭСТ» в Мытищах или «Наш дом» в Химках, другие – не очень. Но каждый вечер загорается свет рампы, и артисты выходят к зрителям. Есть ли у вас программа поддержки областных театров?

– У нас 22 муниципальных театра и 5 областных. Иногда приходится объяснять даже нашим коллегам, что есть профессиональные театры и любительские (в их числе – многочисленные студии).

С профессиональными театрами картина довольно внятная: они хотят больше жизни, хотят чаще ездить на гастроли, участвовать в фестивалях. И это понятно, ведь коллектив не может вариться в собственном соку – долгие годы они даже друг к другу не ездили.

Губернатор Московской области Андрей Воробьев не так давно провел встречу, посвященную Году театра. Там были представители как областных, так и муниципальных театров. Решено, например, провести фестиваль подмосковных театров.

На этой встрече Сергей Безруков, художественный руководитель Московского губернского театра, выступил с идеей, что, наверное, на фестивале не должно быть соревновательных моментов (то есть не надо присуждать какие-либо места за спектакли), но губернатор ему возразил, что все равно это стимулирует артистов.

Мы решили, что фестиваль должен отличаться от многих других, поэтому зададим ему тему. В наступающем году ведь исполняется 220 лет со дня рождения Пушкина. Мы предложим театрам пушкинскую тему, и начнем фестиваль 6 июня, в день рождения поэта.

– Планов множество. Но в чем лично вы видите свою задачу как министра культуры? 

– Я считаю, что наша первостепенная миссия – это просветительство, потому что коммерческая культура, масс-культура, она существует сама по себе. Это другие рельсы. А мы должны брать на себя функцию просвещения с той целью, чтобы помогать человеку становиться духовно богаче, светлее, гармоничнее, учить тоньше воспринимать действительность. Я так вижу.

И если в связи с этой целью у нас есть какая-то стратегическая задача, то почему бы ее со всех сторон не поддерживать. Например, мы все время говорим про развитие внутреннего туризма, – про путешествия по своей стране. Однако насильственным путем этого не сделаешь. Только культура толкает людей к новым открытиям, к поиску впечатлений. Например, вышла книга Дэна Брауна «Код да Винчи» и все, как сумасшедшие, стали ездить в Рим и бродить по Ватикану. Вуди Аллен снял «Вики Кристина Барселона» и все ринулись в Барселону. Эти идеи лежат на поверхности, главное грамотно их воплощать.

– Помимо поддержки театров и фестивалей вы развиваете и губернаторскую программу по перезагрузке библиотек. В чем ее суть? 

– Очевидно, что классическая библиотека необходима как научный центр, мы все учились в вузах, писали диссертации – за фундаментальными исследованиями все устремляются в библиотеку. Но в то же время всё меняется, и старая обычная библиотека, которую днем посещают один-два человека, выглядит довольно архаично. Одним из первых забил тревогу Андрей Юрьевич Воробьев. Он совершил объезд и сказал: «У меня такое ощущение, что это искусственная реальность». Сегодня мы стремимся превратить как можно больше библиотек в культурные центры, чтобы там кипела жизнь, чтобы люди приходили туда не только за книгой, но и за общением; обретали какие-то полезные навыки; проводили досуг.

И мы вышли, скажем так, на пилотные проекты. Уже много библиотек модернизировано, проработаны всевозможные нюансы, составлено расписание с раннего утра до позднего вечера. И это то, что имеет ценность. У нас огромное количество муниципальных библиотек по разным районам, много идей в эту копилку было собрано. Например, мама приводит ребенка в библиотеку на короткое время, которое может посвятить себе, а ему там читают вслух книгу. Если в семье нет бабушки или няни – это прекрасное подспорье. В библиотеке всегда ждут и взрослых читателей. Сейчас огромное количество дорогих и малодоступных изданий о дизайне интерьеров или садоводстве. И хорошо, когда проводятся мастер-классы и специалист может подробнее об этом рассказать. Есть формат научного стендапа, когда в познавательной, веселой форме рассказывают о каких-то научных открытиях. Плюс обучение иностранным языкам. Несколько библиотек уже полностью перешли на этот формат работы. И постепенно процесс охватит все остальные учреждения.

При этом даже такой классический формат, как встреча с писателем, тоже никто не отменял – он пользуется колоссальной популярностью. У нас были Евгений Водолазкин, Алексей Варламов и многие другие. Собираются полные залы, а скоро, надеемся, о своих книгах будут рассказывать и артисты, музыканты, режиссеры...

– Звучит красиво, но есть, наверное, кадровая проблема, ведь мало поменять формат библиотеки, нужно еще найти профессионалов, чтобы и в самом деле «обслуживание читателя» не сводилось исключительно к подбору книги. 

– Да, кадровая проблема – самая актуальная во все времена. Сейчас к проекту есть стабильный интерес со стороны волонтеров, ребят из гуманитарных вузов, но требуется рывок, чтобы и выпускники шли охотно работать в эти культурные центры.

– У вас какие-то механизмы продуманы, как их стимулировать к этому?

– Это работа на местах, это работа администраций городов, муниципалитетов. А что касается Министерства культуры, то у нас тоже активно идет работа с молодежью, проводятся всевозможные форумы, где ребята могут себя проявить в разных направлениях. На них и опираемся.

– И еще актуальный вопрос – про взаимоотношения с другими учреждениями. В Подмосковье, например, 12 областных и 62 муниципальных музея. То, что они охотно отзываются на ваши предложения и проекты, сомнений не вызывает. Но мало выполнять приказы. Нужно еще на достойном уровне поддерживать инфраструктуру, а это уже задача других ведомств. Иными словами, бывает замечательный музей, а добраться к нему непросто, потому что нет нормальной дороги или неудобный маршрут…

– Мне грех жаловаться, потому что я чувствую, что все наши пожелания учитываются даже сторонними ведомствами. Возможно, происходит это не сразу (за этим стоят сложнейшие финансовые и организационные процессы), но в силу того, что сфера культуры очень хрупкая, многие стремятся ее поддержать, понимают важность проблем. Например, недавно достроили, наконец, скоростную трассу до Клина и теперь фестиваль Чайковского, созданный четыре года назад в музее-заповеднике композитора, стал более доступен для москвичей.

– Вы ведь создавали этот фестиваль?

– Я не знаю, бывал фестиваль такого уровня в прежние десятилетия. Но в Клину всегда проводились «афишные концерты», устраивались тематические выставки и так далее. Но все это носило камерный характер. А мы предложили иной масштаб – своего рода Open Air на полторы тысячи человек. В числе выступающих – Юрий Башмет, Денис Мацуев, Валерий Гергиев, многочисленные западные исполнители.

И благодаря скоростной трассе, которая соединила МКАД с Клином и на полтора часа сократила время в пути, фестиваль стал центром притяжения искусств. Я знаю, что люди стали чаще ездить туда и в те дни, когда нет фестиваля – там приятно провести уикенд.

– Музейная модернизация тоже входит в ваши планы?

– Да, как раз предстоящий год должен стать в этом вопросе решающим. Очень много всего намечено, разработаны интереснейшие проекты, нужно воплощать…

Правда, я всегда говорю, что цифровая среда не должна довлеть над посетителем, нельзя превращать музеи в Диснейленд (это другая крайность), но показать богатство фондов, сделать их доступнее, а экспозиции увлекательнее – вот основная задача. Проще говоря, главное соблюдать баланс, внедрять своего рода театрализацию. Под театрализацией я не имею в виду, когда экскурсоводы переодеваются в кафтаны и сарафаны. Нужна определенная драматургия самой экспозиции, интерактив, вовлеченность зрителя. Это целое направление, и я рада, что есть уже много специалистов, которые владеют такой технологией.

– Вы предлагаете много интересных проектов, но этого мало, наверное, для создания единого идейного поля. Директора, руководители подведомственных учреждений обращаются к вам, советуются, выступают со встречными инициативами или все просто живут в ожидании, когда из Министерства им спустят очередную инициативу?

– Это сложный процесс. Но, конечно, мы стремимся к диалогу и полному взаимопониманию. Хотя есть множество вопросов, которые решаются, скажем так, на уровне самоуправления. Но даже в этом случае видно, кто работает в русле модернизации, а кто просто «отбывает рабочее время». Не знаю, как в других сферах, но в культуре это видно сразу. Есть, например, мэры городов, руководители администраций, которые легко подхватывают твои идеи и помогают их воплощать, всячески участвуют. А есть те, которым это не столь интересно и приходится проявлять настойчивость, убеждать.

И потом, знаете, культурный уровень руководителей проявляется сразу. Иной раз приезжаешь в какой-нибудь старинный подмосковный город и видишь, что памятник архитектуры безобразно обшит пластиком, изуродован стеклопакетами и растяжками. Там мало того что не было грамотной реставрации, но и вообще – не пахнет даже уважением к культурному наследию. У меня в голове не укладывается, как можно было изуродовать красивейший особняк, превратив его в сарай… Это очень тяжелые вопросы, и они требуют своего решения. Благо, что губернатор нас всячески поддерживает и готов внедрять проекты, связанные в том числе и с возрождением.

– Академик Лихачев говорил, что любое возрождение должно начинаться с классики. Общество любителей классической игры на скрипке, классической живописи, классической хореографии…

– Мне кажется немаловажной в этой связи и память к национальным героям. Перед нашим интервью я встречалась с Анной Вячеславовной Тихоновой, поскольку мы проводим кинофестиваль Вячеслава Тихонова в его родном городе, в Павловском Посаде. В этом году он будет посвящен юбилею картины «17 мгновений весны». В свое время это была политическая задача, но кто сегодня помнит об этом? В результате появилось замечательное кино и целое направление в телевизионном кинематографе с блистательными актерскими работами.

Я часто слышу сетования про отсутствие национальных героев. Но ведь дело здесь в том, что культура подчас забывает об этом. Мне обидно, например, когда начинают сомневаться в подвиге Зои Космодемьянской, приписывают ей всякие грехи и преступления. Меня так воспитали, и я своего ребенка успела так воспитать, что есть какие-то вещи, которые не нуждаются в переоценке, в сомнениях. В США никто ведь не посмеет сомневаться в высокой роли национальных героев. Почему же мы все время пребываем в турбулентности?

В 2020 году ко Дню победы в подмосковной Рузе откроется Музей Зои Космодемьянской. Но я подумала: почему бы нам не выпустить про нее современный спектакль? Не для галочки - Боже, упаси, а для того, чтобы эти «театральные размышления» подтолкнули зрителя к знанию нашей истории.

– Вопрос о подвиге Зои Космодемьянской в 1990-е годы стал спорным, поскольку, как писали историки, мало соответствующих материалов. Беда в фактуре, проще говоря. 

– Есть факт и звание Героя Советского Союза, присвоенное посмертно. Артюр Оннегер написал же ораторию «Жанна д’Арк», и это произведение стало для французов своего рода выражением национальной идеи. Мне кажется, что и пьеса о Зое Космодемьянской тоже стала бы достойным отражением памяти о Великой Отечественной войне.

Виктор Борзенко, Валерий Яков. Фото: Екатерина Цветкова

Контакты

123456, МО, г. Павловский Посад, ул. Б. Покровская, д. 37.
ДК "Павлово-Покровский": +7(496)432-4032
Оргкомитет: +7(916)525-1000